Реквизиты для уплаты госпошлины

Банк

Главное управление Банка России по Центральному федеральному округу г. Москва (сокращенное наименование- ГУ Банка России по ЦФО)

Получатель

Управление Федерального казначейства (УФК) по г.Москве (ИФНС России №13 по г. Москве)

Казначейский счет

03100643000000017300

Счет получателя (Единый казначейский счет)

40102810545370000003

ИНН

7713034630

КПП

770901001

БИК

004525988

ОКТМО

45346000

КБК

18210801000011050110,
18210801000011060110

Обзор практики рассмотрения арбитражными судами Московского региона дел, связанных с заключением и исполнением договора аренды (финансовой аренды).

Обзоры судебной практики Федерального Арбитражного суда Московского округа

Обзор практики рассмотрения арбитражными судами Московского региона дел, связанных с заключением и исполнением договора аренды (финансовой аренды).

1. Размер арендной платы может быть определен в договоре, как посредством указания фиксированной суммы, так и путем согласования порядка его определения. В последнем случае непосредственное изменение суммы арендной платы не может рассматриваться как изменение условий договора и не требует государственной регистрации.

Московский земельный комитет обратился к открытому акционерному обществу с иском о взыскании задолженности по арендной плате и пени за просрочку платежей по договору на аренду земельного участка.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано со ссылкой на то, что дополнительное соглашение к договору аренды, изменяющее размер арендной платы, не заключено и соответствующее изменение договора в установленном порядке не зарегистрировано.

Суд кассационной инстанции признал отказ в удовлетворении иска по указанным мотивам неправомерным, в связи с чем отменил принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Кассационная инстанция указала, что в соответствии со статьей 614 ГК РФ порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. При этом закон не содержит требований к способу указания в договоре размера арендной платы, в связи с чем ее размер может быть определен в договоре, как посредством указания фиксированной суммы, так и путем согласования порядка (механизма) его определения.

Из заключенного между сторонами договора аренды следует, что размер ежегодной арендной платы изменяется и подлежит обязательной уплате арендатором в каждом случае централизованного изменения ставок арендной платы полномочным органом государственной власти Российской Федерации или г. Москвы без согласования с арендатором и без внесения соответствующих изменений в договор.

При таких обстоятельствах изменение суммы арендной платы не является изменением условий договора аренды о порядке определения размера арендной платы. В связи с этим внесение соответствующих изменений в договор и их регистрация в порядке, установленном Федеральным законом от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», не требуются.

(По материалам постановления ФАС МО от 20.02.04 № КГ-А40/9565-03
по делу № А40-14527/03-41-123)

2. Новый размер арендной платы, установленный решением суда, подлежит применению с момента вступления судебного акта в законную силу.

Департамент имущества г. Москвы обратился к государственному учреждению с иском об изменении условий договора на аренду нежилого помещения в части увеличения арендных платежей с начала текущего года.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано со ссылкой на недоказанность правомерности применения в рассматриваемом случае рыночной ставки арендной платы.

Постановлением апелляционного суда решение отменено, иск удовлетворен со ссылкой на то, что определение истцом размера арендной платы на текущий год, исходя из рыночной величины годовой арендной платы, произведено в соответствии с Постановлением Правительства г. Москвы от 30.11.2004 N 838-ПП и условиями заключенного сторонами договора аренды.

Суд кассационной инстанции признал указанные выводы правомерными, однако исключил из резолютивной части постановления указание на установление новой ставки арендной платы с начала текущего года. Кассационная инстанция указала, что согласно п. 3 ст. 453 ГК РФ в случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. В данном случае условия договора аренды изменены в судебном порядке. Следовательно, момент изменения размера арендной платы должен определяться в соответствии с правилом п. 3 ст. 453 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 07.06.06 № КГ-А40/4962-06
по делу № А40-52563/05-77-485)

3. Существенное условие договора аренды земельного участка об объекте аренды считается согласованным сторонами, а договор - заключенным, если земельный участок индивидуализирован путем присвоения кадастрового номера с приложением к договору плана с описанием границ земельного участка.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к закрытому акционерному обществу и Московской областной регистрационной палате с иском об обязании зарегистрировать договор от 17.04.2001 г. № 7 на аренду земельного участка на основании ст. 165 ГК РФ, со ссылкой на неисполнение акционерным обществом предусмотренной договором обязанности осуществить действия по его регистрации.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворения иска отказано по мотиву незаключенности договора ввиду несогласованности сторонами условия об объекте аренды.

Судом кассационной инстанции указанные выводы признаны соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам и требованиям закона, в связи с чем принятые судебные акты оставлены без изменения.

В соответствии с п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным, а соответствующий договор - незаключенным.

Поскольку в подписанном сторонами договоре от 17.04.2001 г. № 7 отсутствует указание на кадастровый номер подлежащего передаче в аренду земельного участка и к договору не приложен кадастровый план, суды пришли к правомерному выводу о несогласованности сторонами условия об объекте аренды.

Возражения истца о согласованности сторонами объекта аренды, со ссылкой на акт приема-передачи земельного участка, к которому приложен кадастровый план, не приняты во внимание кассационной инстанцией, поскольку данные документы составлены после подписания договора и не подтверждают соблюдение сторонами при его подписании требований ст. ст. 432, 607 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 08.02.05 № КГ-А41/74-05
по делу № А41-К1-8210/04)

4. При отсутствии государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества на срок более 1 года, такой договор считается незаключенным и не может являться основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей, даже если стороны совершали действия по его исполнению.

Департамент имущества г. Москвы обратился к обществу с ограниченной ответственностью с иском о выселении из нежилого помещения на основании ст. 622 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен по мотиву прекращения ранее действовавшего договора аренды и недоказанности ответчиком факта заключения нового договора на аренду вышеуказанного помещения.

Постановлением апелляционного суда решение отменено, в удовлетворении иска отказано. При этом апелляционный суд исходил из того, что истец злоупотребляет правами, поскольку ранее ответчик пользовался помещением на основании договора аренды от 1998 г., а подписанный между сторонами договор аренды от 2003 г. не зарегистрирован в установленном порядке по вине истца ввиду отсутствия государственной регистрации права собственности последнего на объект аренды.

Суд кассационной инстанции отменил указанное постановление и оставил в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 609, п. 2 ст. 651 ГК РФ договор аренды нежилых помещений на срок не менее 1 года подлежит государственной регистрации. При этом в силу п. 3 ст. 433 ГК РФ такой договор считается заключенным с момента его регистрации.

Незаключенный договор в силу ст. 8 ГК РФ не является основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей, в связи с чем договор аренды не может рассматриваться как основание возникновения соответствующего права пользования помещением.

Выводы апелляционного суда о фактическом исполнении сторонами договора от 2003 г. признаны кассационной инстанцией ошибочными, поскольку при заключении договора аренды закон предполагает следующий порядок: подписание договора аренды, в требуемых случаях его государственная регистрация, и только после этого его исполнение - передача в пользование арендатору объекта аренды и внесение арендных платежей.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что подписанный сторонами договор аренды от 2003 г. ввиду отсутствия его государственной регистрации не может рассматриваться в качестве правового основания для использования ответчиком помещения.

Учитывая, что заключенный между сторонами договор аренды от 1998 г. прекращен по соглашению сторон, а также вследствие изменения объекта аренды - увеличение площади помещений (ст. 416 ГК РФ), у ответчика в силу ст. 622 ГК РФ возникла обязанность возвратить объект аренды, которая ответчиком не исполнена, в связи с чем удовлетворение иска суд кассационной инстанции признал соответствующим требованиям ст. ст. 309, 310, 416, 606, 622 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 16.08.06 № КГ-А40/6565-06
по делу № А40-83136/05-52-705)

5. При предъявлении иска об обязании зарегистрировать договор аренды недвижимого имущества в порядке пункта 3 статьи 165 Гражданского кодекса РФ в резолютивной части решения указывается на регистрацию договора. Данное решение является основанием для совершения регистрирующим органом действий по регистрации сделки.

Комитет по управлению имуществом муниципального образования обратился к открытому акционерному обществу с иском об обязании на основании п. 3 ст. 165 ГК РФ зарегистрировать дополнительное соглашение к договору на аренду земельного участка со ссылкой на уклонение ответчика от представления документов, требующихся для осуществления государственной регистрации.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано по мотиву недостижения сторонами соглашения по внесению в условия договора изменений, поскольку ответчик оспаривает установленный дополнительным соглашением размер арендной платы.

Постановлением апелляционного суда решение отменено, иск удовлетворен. Установив, что дополнительное соглашение подписано сторонами, его условия не противоречат требованиям закона, регистрирующим органом истцу отказано в госрегистрации допсоглашения, а претензия истца оставлена ответчиком без удовлетворения, апелляционный суд удовлетворил заявленные требования на основании ст. 165 ГК РФ, обязав ответчика в месячный срок зарегистрировать дополнительное соглашение.

Суд кассационной инстанции признал правомерным вывод о наличии оснований для государственной регистрации дополнительного соглашения в судебном порядке.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции изменил резолютивную часть постановления апелляционного суда, исходя из того, что в соответствии с п. 3 ст. 165 ГК РФ в случае, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

Исходя из предмета и оснований иска, учитывая установленные обстоятельства и вышеуказанные требования закона, суду следовало принять решение о государственной регистрации спорного договора аренды, а не об обязании стороны по договору зарегистрировать данный договор.

(Указанная практика соответствует п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 г. № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»)

(По материалам постановления ФАС МО от 24.10.05 № КГ-А41/9516-05
по делу № А41-К1-3109/05)

6. Если между сторонами заключен новый договор аренды, то его условия применяются к отношениям сторон только с момента государственной регистрации, если иное прямо не предусмотрено договором.

Департамент имущества г. Москвы обратился к государственному унитарному предприятию с иском о взыскании задолженности по арендной плате и пени за просрочку платежей.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано со ссылкой на то, что до вступления в силу нового договора аренды размер арендной платы подлежит исчислению, исходя из условий прежнего договора аренды.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, указав, что до вступления в силу нового договора аренды, что по условиям договора связано с его государственной регистрацией, между сторонами действовал ранее заключенный договор аренды, который был возобновлен на неопределенный срок в порядке ст. 621 ГК РФ.

Возражения истца о том, что все условия спорного договора распространяются, в том числе, и на отношения, возникшие до его заключения, кассационной инстанцией признаны ошибочными, поскольку в силу п. 2 ст. 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, однако сторонами такое условие в спорном договоре не установлено, более того, положениями договора предусмотрено, что с момента его вступления в силу предыдущий договор и условия его заключения считаются недействующими.

(По материалам постановления ФАС МО от 07.06.04 № КГ-А40/4577-04
по делу № А40-56217/03-11-605)

7. В случае нахождения недвижимого имущества, принадлежащего нескольким лицам, на неделимом земельном участке, требование одного из владельцев о заключении договора на аренду этого участка без условия о множественности лиц на стороне арендатора не подлежит удовлетворению.

Гаражно-строительный кооператив обратился к Департаменту земельных ресурсов г. Москвы с иском о признании права на земельные участки и об обязании ответчика заключить договор на аренду данных земельных участков на срок 49 лет, со ссылкой на то, что истец как владелец недвижимого имущества (многоэтажный гараж-стоянка и автосервис), расположенного на указанных земельных участках, на праве хозяйственного ведения на основании ст. ст. 22, 36 ЗК РФ вправе требовать оформления с ним земельно-правовых отношений.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано по мотиву отсутствия у истца в силу требований ст. 36 ЗК РФ права на земельные участки, поскольку истец не является собственником расположенного на них недвижимого имущества, а право хозяйственного ведения может принадлежать только государственным или муниципальным унитарным предприятиям.

Отказ в удовлетворении иска по заявленному предмету суд кассационной инстанции признал законным в связи со следующим.

Осуществление кооперативом деятельности по эксплуатации гаражного комплекса соответствует положениям ГК РФ и Закона РФ от 19.06.1992 г. № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации», поскольку такая деятельность направлена на удовлетворение потребностей его членов.

Следовательно, в отношениях по эксплуатации гаражного комплекса кооператив выступает в качестве представителя его членов - собственников гаражей в силу своего правового статуса.

Учитывая, что эксплуатация расположенного на земельном участке недвижимого имущества невозможна без использования такого участка, суд кассационной инстанции посчитал, что кооператив вправе на основании ст. 36 ЗК РФ требовать оформления с ним земельно-правовых отношений, как с законным представителем собственников соответствующего недвижимого имущества.

Между тем, в соответствии с п. 3 ст. 36 ЗК РФ в случае, если здание (помещения в нем), находящееся на неделимом земельном участке, принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора.

Поскольку судами установлено, что часть помещений гаражного комплекса находится в собственности третьей организации и, по утверждению кооператива, гаражный комплекс расположен на неделимом земельном участке, то требование о заключении договора без условия о множественности лиц на стороне арендатора не может быть признано основанным на положениях ст. 36 ЗК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 07.03.06 № КГ-А40/1035-06
по делу № А40-2929/05-41-27)

8. К покупателю недвижимого имущества, расположенного на земельном участке, находящемся в аренде у продавца, в силу пункта 3 статьи 552 Гражданского кодекса РФ и статьи 36 Земельного кодекса РФ переходят права и обязанности арендатора по ранее заключенному договору аренды вне зависимости от внесения в договор соответствующих изменений.

Министерство имущественных отношений Московской области обратилось к обществу с ограниченной ответственностью с иском о взыскании задолженности по арендной плате за землю по договору и пени.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано со ссылкой на то, что общество с ограниченной ответственностью является ненадлежащим ответчиком, поскольку с момента регистрации перехода права собственности на объект незавершенного строительства, расположенный на арендованном земельном участке, от ответчика к новому собственнику в силу п. 3 ст. 552 ГК РФ перешли права и обязанности арендатора по вышеуказанному договору.

Суд кассационной инстанции оставил указанное решение без изменения, указав, что в соответствии с п. 3 ст. 552 ГК РФ при продаже недвижимости, находящейся на земельном участке, покупатель приобретает право пользования соответствующей частью земельного участка на тех же условиях, что и продавец недвижимости. При этом обязанность заключения нового договора на пользование земельным участком или изменения ранее заключенного договора законом не установлена.

Возражения истца о том, что новый собственник приобрел права арендатора только на ту часть земельного участка, которая занята объектом незавершенного строительства, признаны несостоятельными, поскольку по условиям договора аренды земельный участок был предоставлен ответчику для строительства многоэтажного дома. Доказательств наличия на земельном участке иных сооружений, для использования которых требуется часть участка, в материалах дела не представлено.

Также кассационной инстанцией указано на ошибочность доводов истца о том, что ответчик в нарушение ст. 22 ЗК РФ не уведомил истца о передаче прав и обязанностей арендатора и не внес соответствующих изменений в договор, в связи с чем перемена арендатора не состоялась.

Судом разъяснено, что положения ст. 22 ЗК РФ не подлежат применению, поскольку регулируют отношения перенайма, то есть договорного перехода прав и обязанностей арендатора. В данном случае, переход прав и обязанностей арендатора состоялся не на основании сделки, а в силу требований закона.

(По материалам постановления ФАС МО от 03.10.05 № КГ-А41/9149-05
по делу № А41-К1-6185/05)

9. Заключение договора аренды со стороны арендодателя лицом, не являющимся собственником имущества или уполномоченным представителем собственника, является основанием для признания договора недействительным.

Департамент имущества г. Москвы обратился к обществу с ограниченной ответственностью и Префектуре Центрального административного округа г. Москвы с иском о признании недействительным заключенного между ответчиками договора на аренду нежилых помещений как не соответствующего требованиям ст. ст. 209, 608 ГК РФ в связи с отсутствием у Администрации территории «Китай-город» полномочий по распоряжению принадлежащим г. Москве нежилым помещением, в том числе посредством передачи его в аренду.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано, со ссылкой на то, что заключение договора осуществлено Администрацией территории «Китай-город» во исполнение постановление Правительства Москвы от 11.09.2001 г. № 831-ПП, в то время как ДИгМ указанное постановление не выполнил.

Постановлением апелляционного суда указанное решение отменено, иск удовлетворен. При этом суд исходил из того, что Администрации территории «Китай-город» в соответствии с распоряжением Мэра Москвы от 27.03.2000 г. № 319-РМ на период проведения реконструкции подведомственной территории были предоставлены права заключать договоры аренды, при условии их согласовывая с представителем собственника - ДИгМ. В отношении оспариваемого договора Постановлением Правительства Москвы от 11.09.2001 г. № 831-ПП на Администрацию территории «Китай-город» также были возложены обязанности по его согласованию с ДИгМ. Поскольку ДИгМ является стороной оспариваемого договора и при этом не подписал его, суд пришел к выводу о заключении договора с нарушениями требований ст. ст. 209, 608 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменения, указав, что при отсутствии доказательств согласования договора с ДИгМ или наличия у Администрации территории «Китай-город» иных правомочий на распоряжение недвижимым имуществом г. Москвы, апелляционный суд пришел к правильному выводу о несоответствии оспариваемого договора положениям ст. 608 ГК РФ, согласно которым право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику, арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ нарушение указанного требования влечет ничтожность договора.

Возражения ответчиков о неправильной оценке апелляционным судом фактов присвоения ДИгМ договору учетного номера и одобрения договора письмом заместителя руководителя ДИгМ признаны кассационной инстанцией не основанными на положениях закона.

Судом указано, что в соответствии с п. 3 ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка). Согласно п. 1 ст. 609 ГК РФ для договора аренды, стороной которого является юридическое лицо, выражение согласованной воли должно быть оформлено в письменной форме. Поскольку доказательств, подтверждающих ясное выражение ДИгМ воли на совершение сделки, в материалах дела не представлено, вывод апелляционного суда о несогласованности оспариваемого договора с уполномоченным представителем собственника является обоснованным, а удовлетворение иска о признании договора недействительным как не соответствующего требованиям ст. ст. 209, 608 ГК РФ - правомерным.

(По материалам постановления ФАС МО от 21.10.05 № КГ-А40/9336-05-П
по делу № А40-18369/04-89-206)

10. Сдача в аренду имущества, обремененного правами аренды третьего лица, влечет недействительность сделки.

Общество с ограниченной ответственностью на основании ст. ст. 35, 36 ЗК РФ и ст. 552 ГК РФ обратилось к Департаменту земельных ресурсов г. Москвы с иском об обязании выдать проект договора на аренду земельного участка площадью 2.555,5 кв.м., расположенного под объектом недвижимости - летним кафе и необходимого для его эксплуатации.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано. Судебные акты мотивированы тем, что земельный участок, на котором расположено, в том числе недвижимое имущество истца, находится в аренде у третьей организации на основании договора с ответчиком. Поскольку данный договор решением арбитражного суда по другому делу признан недействительным только в части земельного участка под объектами истца площадью 594 кв.м. и решением Департамент обязан заключить с истцом договор только в отношении указанной площади, требование о понуждении к выдаче проекта договора в отношении земельного участка, часть которого обременена правами аренды третьей организации, неправомерно

Суд кассационной инстанции оставил принятые судебные акты без изменения.

Кассационная инстанция указала, что по смыслу ст. 606 ГК РФ при передаче имущества арендатору у последнего возникают права владения и пользования в отношении объекта аренды. Следовательно, распоряжение собственником объектом аренды, в том числе в виде повторной сдачи объекта в аренду другому лицу, направленное на прекращение права пользования первоначального арендатора без досрочного расторжения или оспаривания соответствующего договора, не может быть признано законным.

Поскольку судами установлено и заявителем не оспаривается, что часть земельного участка, в отношении которого истец просит обязать Департамент выдать проект договора аренды, находится в аренде у третьей организации на основании договора, который в установленном порядке не расторгнут и не признан недействительным, Департамент не вправе повторно распоряжаться соответствующей частью земельного участка в форме передачи ее в аренду истцу.

(По материалам постановления ФАС МО от 01.02.06 № КГ-А40/13608-05
по делу № А40-22952/05-41-247)

11. Неисполнение арендодателем обязательства по предоставлению арендатору сданного внаем имущества или передача арендатору имущества в состоянии, не соответствующем условиям договора и назначению имущества, не могут рассматриваться в качестве оснований для признания договора недействительным.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к закрытому акционерному обществу с иском о признании ничтожным договора на аренду нежилого помещения, торгового и складского оборудования, применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ответчика полученной арендной платы и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование исковых требований истец сослался на то, что в нарушение условий договора арендатору имущество в пользование не передавалось, что в силу ст. ст. 433, 434 ГК РФ свидетельствует о недействительности договора на основании ст. 168 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано. Судебные акты мотивированы тем, что заявленные истцом основания иска не относятся к вопросам действительности либо недействительности договора.

Суд кассационной инстанции согласился с принятыми судебными актами и оставил их без изменения, указав, что в качестве последствий неисполнения арендодателем обязанности по передаче арендатору объекта аренды ч. 3 ст. 611 ГК РФ предусмотрено право арендатора истребовать от арендодателя сданное внаем имущество и потребовать возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо потребовать расторжения договора и возмещения убытков, причиненных его неисполнением.

Таким образом, суды пришли к правомерным выводам о том, что неисполнение арендодателем обязательства по предоставлению арендатору сданного внаем имущества не может рассматриваться в качестве основания для признания договора недействительным.

(По материалам постановления ФАС МО от 20.10.05 № КГ-А40/10108-05
по делу № А40-31443/04-82-321)

Региональная благотворительная общественная организация обратилась к Департаменту имущества г. Москвы с иском о признании договора на аренду нежилого помещения площадью недействительным на основании ст. 169, п. 1 ст. 170 ГК РФ, со ссылкой на заключение договора в отношении помещения, использование которого невозможно без проведения капитального ремонта

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано по мотиву недоказанности мнимого характера оспариваемой сделки и ее совершения с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

В соответствии со ст. 169, п. 1 ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, или совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Оставляя принятые судебные акты без изменения, суд кассационной инстанции указал на соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, поскольку помещение по акту приема-передачи было передано истцу без замечаний по его техническому состоянию.

Доводы кассационной жалобы о непроведении судом экспертизы технического состояния помещения не приняты судом кассационной инстанции во внимание, поскольку нарушение требований п. 1 ст. 611 ГК РФ о предоставлении арендатору имущества в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества, не свидетельствует о мнимости сделки, а влечет предусмотренную ст. 612 ГК РФ ответственность арендодателя.

Ссылки на то, что заключение договора на аренду помещения, использование которого невозможно, противоречит основам правопорядка, отклонены.

Судом кассационной инстанции указано, что по смыслу ст. 169 ГК РФ к основам правопорядка относится охраняемая законодательством сфера публичных интересов, функционирование которой не должно нарушаться гражданско-правовой сделкой. Доказательств заключения договора в нарушение норм, регулирующих сферу публичных интересов, в материалах дела не представлено.

(По материалам постановления ФАС МО от 27.04.04 № КГ-А40/2096-04
по делу № А40-26353/03-11-302)

12. Арендатор, которому не было передано сданное в наем имущество, не вправе требовать от третьих лиц, в пользовании которых фактически находится имущество, неосновательное обогащение в виде платы за пользование объектом аренды.

Открытое акционерное общество обратилось к закрытому акционерному обществу с иском о взыскании неосновательного обогащения.

В обоснование исковых требований указывалось на то, что истец является арендатором земельного участка, часть которого используется ответчиком для эксплуатации здания без установленных законом или сделкой оснований. Поскольку обязанность по внесению арендных платежей за данный участок в силу договора аренды несет истец, ответчик неосновательно обогатился за счет истца на сумму арендных платежей.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано по мотиву недоказанности истцом понесения расходов по оплате арендных платежей за земельный участок, используемый ответчиком, и наличия у ответчика в силу п. 1 ст. 652 ГК РФ правовых оснований для использования земельного участка в соответствии с охранно-арендными договорами на пользование расположенным на участке объектом недвижимости.

Суд кассационной инстанции признал отказ в удовлетворении иска законным по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. Если арендодатель не предоставил арендатору сданное внаем имущество в указанный в договоре аренды срок, а в случае, когда в договоре такой срок не указан, в разумный срок, арендатор вправе истребовать от него это имущество в соответствии со ст. 398 ГК РФ и потребовать возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо потребовать расторжения договора и возмещения убытков, причиненных его неисполнением.

В силу ст. 613 ГК РФ при заключении договора аренды арендодатель обязан предупредить арендатора о всех правах третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество (сервитуте, праве залога и т.п.). Неисполнение арендодателем этой обязанности дает арендатору право требовать уменьшения арендной платы либо расторжения договора и возмещения убытков.

Судами установлено, что ответчик использует часть арендованного истцом земельного участка с 1994 года.

Таким образом, занятый ответчиком участок не был предоставлен в пользование истцу по договору в порядке ст. ст. 606, 611 ГК РФ, в связи с чем доводы истца об обязанности вносить арендные платежи за пользование данным участком ошибочны.

(По материалам постановления ФАС МО от 06.07.06 № КГ-А40/5964-06
по делу № А40-53074/05-132-482)

13. Арендатор вправе требовать зачета в счет арендной платы стоимости произведенного без согласия арендодателя ремонта арендованного помещения только в случае, если докажет, что данный ремонт был вызван неотложной необходимостью и являлся капитальным.

Департамент имущества г. Москвы обратился к фонду с иском о расторжении договора на аренду нежилого помещения на основании п. 3 ст. 619, ст. 622 ГК РФ в связи с невнесением арендной платы и выселении ответчика из указанного помещения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен по мотиву неправомерности возражений фонда о зачете стоимости произведенного ремонта в счет арендной платы за оспариваемый период.

Суд кассационной инстанции оставил принятые судебные акты без изменения, указав, что в соответствии с п. 3 ст. 619 ГК РФ невнесение арендной платы более двух раз подряд является существенным нарушением договора аренды и основанием для его расторжения.

При этом судом отклонены возражения ответчика о необоснованности выводов судов о том, что зачет стоимости ремонта в счет арендной платы противоречит условиям договора и ст. ст. 421, 616 ГК РФ.

Кассационной инстанцией указано, что согласно статье 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.

Из акта приема-передачи видно, что в момент передачи помещение находилось в удовлетворительном состоянии и требовало проведения ремонта.

В силу п. 1 ст. 616 ГК РФ обязанность производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества возложена на арендодателя, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды. При этом нарушение арендодателем данной обязанности дает арендатору право по своему выбору произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы.

Между тем, судами установлено, что произведенный фондом ремонт является текущим.

Согласно п. 2 ст. 616 ГК РФ обязанности по поддержанию арендованного имущества в исправном состоянии, по производству за свой счет текущего ремонта возложены на арендатора, если иное не установлено договором.

В соответствии с особыми условиями к договору аренды арендатор обязался в течение шести месяцев с момента его заключения произвести необходимый ремонт арендованного помещения. При этом договором не предусмотрено возмещение арендодателем арендатору стоимости произведенного текущего ремонта.

(По материалам постановления ФАС МО от 19.03.04 № КГ-А40/1522-04
по делу № А40-2543/03-59-24)

14. Договор лизинга является разновидностью договора аренды, в связи с чем в силу статьи 622 Гражданского кодекса РФ лизингополучатель обязан вносить лизинговые платежи за все время просрочки возврата предмета лизинга.

Федеральное государственное унитарное предприятие обратилось к обществу с ограниченной ответственностью с иском о взыскании задолженности по выплате лизинговых платежей по договору финансовой аренды, со ссылкой на то, что ответчик в полном объеме не оплатил период фактического пользования предметом лизинга.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Судебный акт мотивирован тем, что при невозвращении арендованного имущества после прекращения договора лизингополучатель обязан уплатить лизинговые платежи за период фактического пользования имуществом.

Суд кассационной инстанции оставил указанное решение без изменения, указав, что при установлении факта неисполнения ответчиком обязательства по возвращению предмета лизинга после прекращения договора, суд на основании ст. 622 ГК РФ правомерно удовлетворил исковые требования.

Возражения ответчика применении судом не подлежащей применению ст. 622 ГК РФ кассационная инстанция признала основанными на ошибочном толковании закона, поскольку в соответствии с главой 34 ГК РФ договор лизинга является разновидностью договора аренды, в связи с чем к нему применимы общие положения об аренде, содержащиеся в §1 данной главы.

(По материалам постановления ФАС МО от 09.04.04 № КГ-А40/2250-04
по делу № А4039306/03-13-219)

15. После прекращения договора аренды арендатор имеет право на возмещение стоимости произведенных за счет собственных средств и с согласия арендодателя улучшений арендованного имущества, за исключением случая, когда условие об отказе арендатора от данного права прямо предусмотрено договором.

Закрытое акционерное общество на основании ст. 623 ГК РФ обратилось к муниципальному предприятию с иском о взыскании стоимости неотделимых улучшений нежилых помещений, арендованных истцом у ответчика по договору.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск частично удовлетворен на том основании, что неотделимые улучшения произведены в соответствии с условиями договора аренды, их стоимость подтверждена независимой оценкой и в размер возмещения за улучшения не подлежат включению коэффициенты инфляции и расходы на устройство газонов и тротуаров.

Суд кассационной инстанции оставил принятые судебные акты без изменения.

Возражения ответчика о том, что договором аренды право арендатора на компенсацию стоимости неотделимых улучшений предусмотрено при досрочном расторжении договора и за счет нового арендатора, в связи с чем судом неправильно применена ст. 623 ГК РФ, признаны основанными на ошибочном толковании закона.

Кассационная инстанция указала, что в соответствии с п. 2 ст. 623 ГК РФ арендатор вправе требовать после прекращения договора аренды возмещения стоимости произведенных с согласия арендодателя неотделимых улучшений арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором аренды. Поскольку по условиям договора аренды арендатор не отказался от права требования с арендодателя возмещения стоимости неотделимых улучшений, суд правомерно руководствовался статьей 623 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 03.02.04 № КГ-А40/11470-03-П
по делу № А40-7225/03-77-75)

16. Согласие арендодателя на производство неотделимых улучшений арендованного имущества в порядке ст. 623 Гражданского кодекса РФ может быть дано в виде разрешения на производство работ в определенных целях или без указания каких-либо целей. В рассматриваемых случаях при определении размера возмещения подлежит проверке соответствие произведенных улучшений целям, согласованным с арендодателем, либо функциональному назначению имущества.

Закрытое акционерное общество обратилось к муниципальному предприятию с иском о взыскании в связи с прекращением договора аренды стоимости неотделимых улучшений арендованных нежилых помещений.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен со ссылкой на то, что арендодателем было дано согласие на проведение улучшения арендованных помещений, стоимость неотделимых улучшений подтверждается отчетом независимого оценщика.

Постановлением апелляционной инстанции указанное решение отменено, в удовлетворении иска отказано. Постановление мотивировано тем, что стороны не согласовали объемы и стоимость работ, арендодатель не участвовал в приемке работ, не утверждал и не рассматривал акты выполненных работ, в связи с чем требование о возмещении стоимости неотделимых улучшений в заявленном объеме не основано на условиях договора аренды.

Суд кассационной инстанции принятые судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 623 ГК РФ в случае, когда арендатор произвел за счет собственных средств и с согласия арендодателя улучшения арендованного имущества, не отделимые без вреда для имущества, арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости этих улучшений, если иное не предусмотрено договором аренды.

Судом установлено, что договор аренды содержит согласие арендодателя на проведение арендатором улучшения арендованных помещений.

Поскольку условиями договора не предусмотрена обязанность арендатора согласовывать с арендодателем объем и стоимость работ по улучшению арендованного имущества и обязательность участия арендодателя в приемке работ и подписании соответствующих актов, мотивы отказа апелляционной инстанции в удовлетворении иска ошибочны.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции признал не основанным на законе и вывод суда первой инстанции об удовлетворении иска исходя из рыночной стоимости произведенных улучшений.

В соответствии со ст. 10 ГК РФ, закрепляющей принцип добросовестности в осуществлении гражданских прав, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При этом в случае несоблюдения указанных требований арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Учитывая, что стороны не согласовали объем и стоимость произведенных арендатором неотделимых улучшений, но при этом предусмотрели в договоре аренды цель указанных улучшений - ремонт, перепланировка и переоборудование помещений для организации центра досуга, то для разрешения вопроса о размере возмещения за улучшения подлежало проверке соблюдение истцом требований добросовестности при переоборудовании помещения: необходимость произведенных улучшений для организации центра досуга и минимальность затрат на указанные улучшения.

(По материалам постановления ФАС МО от 30.07.03 № КГ-А40/5041-03
по делу № А40-7225/03-77-75)

17. Арендатор вправе требовать компенсации стоимости неотделимых улучшений имущества произведенных до заключения договора аренды, если при заключении договора данные улучшения одобрены (согласованы) арендодателем.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к другому обществу с ограниченной ответственностью с иском о взыскании стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен на том основании, что в связи с прекращением аренды стоимость неотделимых улучшений, произведенных истцом в согласованных с арендодателем объеме и стоимости, в силу п. 2 ст. 623 ГК РФ подлежит возмещению ответчиком.

Суд кассационной инстанции оставил принятые судебные акты без изменения.

Возражения ответчика о неправильном применении судом ст. 623 ГК РФ, со ссылкой на то, что улучшения арендованного имущества произведены истцом до заключения договора аренды, кассационная инстанция признала ошибочными.

В соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного между ними договора применяются к отношениям, возникшим до заключения договора. Судом установлено, что неотделимые улучшения произведены истцом до заключения договора аренды и при его заключении арендодатель согласовал и принял произведенные улучшения и их стоимость.

(По материалам постановления ФАС МО от 17.11.03 № КГ-А40/8616-03
по делу № А40-16362/03-82-161)

18. В случае утраты арендатором объекта аренды, убытки подлежат возмещению арендодателю по правилам статьи 15 Гражданского кодекса РФ в размере действительной стоимости имущества на момент его утраты с учетом обусловленного договором аренды износа или нормального износа.

Государственное учреждение обратилось к обществу с ограниченной ответственностью с иском о взыскании убытков, возникших вследствие хищения автокрана, переданного ответчику по договору аренды.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен по мотиву возникновения у ответчика в соответствии с условиями договора обязанности возместить истцу убытки в виде затрат на приобретение нового автокрана.

Постановлением апелляционного суда указанное решение изменено, размер убытков уменьшен со ссылкой на то, что в соответствии со ст. 15 ГК РФ подлежит возмещению реальный ущерб - остаточная стоимость автокрана, которая подтверждается справкой о балансовой стоимости.

Суд кассационной инстанции оставил постановление без изменения, указав, что по условиям заключенного сторонами договора в случае утраты или повреждения автокрана ответчик обязался возместить истцу причиненные убытки.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Возражения истца о том, что размер убытков подлежит расчету по правилам ст. 393 ГК РФ и их возмещение должно обеспечить истцу возможность восстановления нарушенного права в натуре путем приобретения нового автокрана по рыночной стоимости на момент предъявления иска, признаны судом кассационной инстанции основанными на ошибочном толковании закона, поскольку в этом случае не учитывается износ похищенного автокрана, который был выпущен в 1996 г.

При отсутствии доказательств несоответствия балансовой стоимости похищенного автокрана его фактической стоимости кассационная инстанция посчитала правомерным определение апелляционным судом размера причиненных истцу убытков.

(По материалам постановления ФАС МО от 20.09.05 № КГ-А40/8824-05
по делу № А40-67535/04-5-549)

19. Самовольная перепланировка арендованных помещений является существенным нарушением условий договора аренды и основанием для досрочного расторжения договора в судебном порядке.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к другому обществу с ограниченной ответственностью с иском о расторжении договора аренды со ссылкой на нарушение ответчиком условий договора и ухудшение объекта аренды в виде несанкционированной надстройки 3-го этажа и перепланировки помещений подвала, 1-го и 2-го этажей, а также нарушение правил пожарной безопасности.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен. Суды исходили из того, что в нарушение условий договора работы по перепланировке помещений 1-го и 2-го этажей, углублению фундамента и надстройке 3-го этажа произведены ответчиком без согласования с истцом - собственником арендованного имущества.

Судом кассационной инстанции указанные выводы признаны соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам и требованиям закона, в связи с чем принятые судебные акты оставлены без изменения.

Судом указано, что по условиям договора передаваемая в аренду площадь находится в состоянии, отвечающем требованиям к эксплуатируемым нежилым торговым площадям для оказания услуг и осуществления торговой деятельности, арендатор обязался не производить перепланировок и переоборудования помещений, в том числе инженерных систем, без согласия арендодателя.

В силу ст. ст. 450, 619 ГК РФ по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор пользуется имуществом с существенными нарушениями договора или существенно ухудшает имущество.

Поскольку нарушение арендатором условий договора в части осуществления несогласованной с арендодателем перепланировки помещений, углублению фундамента и надстройке этажа, являются существенными, кроме того, договором предусмотрено, что такие нарушения являются основанием для его расторжения, удовлетворение иска признано судом кассационной инстанции законным.

(По материалам постановления ФАС МО от 27.10.05 № КГ-А40/10341-05-П
по делу № А40-54923/03-13-310)

20. По смыслу пункта 2 статьи 621 Гражданского кодекса РФ принятие арендодателем арендных платежей за пределами срока действия договора аренды не является основанием для признания договора возобновленным на неопределенный срок.

Комитет по управлению имуществом обратился к обществу с ограниченной ответственностью с иском о расторжении договора аренды и выселении ответчика из нежилого помещения, со ссылкой на истечение срока аренды, отказ истца от продления арендных отношений и уклонение ответчика от выполнения обязанности по возврату арендованного помещения.

Решением суда первой инстанции ответчик на основании ст. ст. 309, 622, 655 ГК РФ выселен из помещения, в удовлетворении требования о расторжении договора аренды отказано по мотиву прекращения договора в связи с истечением срока, на который он был заключен.

Постановлением апелляционного суда решение отменено, в удовлетворении иска отказано в полном объеме. При этом суд исходил из того, что ответчик как добросовестный арендатор в соответствии с п. 1 ст. 621 ГК РФ имеет преимущественное право на заключение договора на новый срок. Кроме того, суд указал на возобновление договора на неопределенный срок, поскольку истец не возвращает ответчику арендные платежи, уплаченные за пользование помещением за пределами срока аренды.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами апелляционного суда, в связи с чем отменил постановление и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Кассационная инстанция указала, что преимущественное право добросовестного арендатора на заключение договора аренды на новый срок в силу п. 1 ст. 621 ГК РФ состоит в том, что при сдаче в аренду имущества, которое ранее передавалось в аренду, прежний арендатор вправе требовать заключения с ним договора преимущественно перед другими лицами. Однако при отсутствии у собственника волеизъявления на сдачу имущества в аренду данная норма не может рассматриваться как основание для понуждения последнего к заключению договора.

Поскольку в материалах дела не представлено доказательств сдачи истцом вышеуказанного помещения в аренду другим лицам, положения п. 1 ст. 621 ГК РФ применению не подлежали.

В соответствии с п. 2 ст. 621 ГК РФ условием возобновления договора аренды на неопределенный срок является отсутствие возражений со стороны арендодателя против продолжения использования арендатором объекта аренды после истечения срока договора.

Судом первой инстанции установлено, что арендодатель письмами отказался от продления договора и возражал против использования ответчиком арендованного помещения за пределами срока договора.

При таких обстоятельствах факт удержания истцом арендных платежей, уплаченных за пользование помещением за пределами срока аренды, не относится к вопросу о возобновлении договора и подлежит рассмотрению с учетом положений ст. 622 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 20.09.05 № КГ-А41/8799-05
по делу № А41-К1-21387/04)

21. При доказанности факта уклонения арендатора от получения письменного предупреждения арендодателя об отказе от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, договор считается прекращенным в порядке статьи 610 Гражданского кодекса РФ.

Открытое акционерное общество обратилось к обществу с ограниченной ответственностью с иском об обязании освободить арендованное нежилое помещение на основании ст. ст. 610, 622 ГК РФ со ссылкой на прекращение заключенного сторонами договора на аренду вышеуказанного помещения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано по мотиву несоблюдения истцом предусмотренного ст. 610 ГК РФ порядка отказа от договора аренды, заключенного на неопределенный срок. При этом суды отклонили доводы истца о том, что ответчик был уведомлен об отказе от договора при рассмотрении арбитражным судом другого дела, а также направлением ценных писем. Также суды признали несостоятельным ссылки истца на акты о вручении уведомления об отказе от договора директору ответчика.

Отменяя указанные судебные акты и удовлетворяя заявленные требования, суд кассационной инстанции указал на ошибочность выводов о том, что договор не прекратил действие, поскольку истцом не представлены почтовые уведомления о получении ответчиком писем об отказе от договора.

В соответствии с п. 2 ст. 610 ГК РФ в случае, если договор аренды считается заключенным на неопределенный срок, каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества за три месяца.

Направление ответчику уведомления об отказе от договора аренды, возобновленного на неопределенный срок, подтверждено имеющимися в материалах дела почтовыми квитанциями с описью вложения.

Поскольку доводы ответчика о неполучении указанных уведомлений документально не подтверждены, выводы о ненадлежащем исполнении истцом обязанности по предупреждению ответчика об отказе от договора, не могут быть признаны основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах и установленных судами обстоятельствах.

Кроме того, по смыслу ст. 610 ГК РФ обязанность арендодателя заблаговременно уведомить арендатора об отказе от договора, заключенного на неопределенный срок, установлена в целях обеспечения арендатору возможности, в данном случае, осуществить освобождение помещения и при необходимости заключить договор в отношении другого помещения.

Между тем, суды не учли, что волеизъявление истца на прекращение арендных отношений с ответчиком было выражено при рассмотрении арбитражным судом другого дела о выселении ответчика, в связи с чем последний имел возможность своевременно освободить занимаемое помещение.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции признал договор прекращенным на основании п. 3 ст. 450, ст. 610 ГК РФ.

(По материалам постановления ФАС МО от 26.10.05 № КГ-А40/10085-05
по делу № А40-11503/05-91-57)

22. Выкупной стоимостью предмета лизинга является его остаточная стоимость с учетом амортизации на момент истечения срока действия договора.

Открытое акционерное общество обратилось к обществу с ограниченной ответственностью и закрытому акционерному обществу с иском о взыскании задолженности по оплате авансового и лизингового платежей, пени за просрочку уплаты авансового и лизингового платежей.

В обоснование исковых требований указывалось на ненадлежащее исполнение закрытым акционерным обществом обязательств по договору финансовой аренды (лизинг) и возникновение в связи с этим у общества с ограниченной ответственностью солидарной ответственности на основании заключенного с истцом договора поручительства.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен, со ссылкой на правомерность требований истца о взыскании задолженности по лизинговым платежам, исходя из размера, определенного сторонами в договоре. При этом суд отклонил ссылки ответчиков на включение в сумму лизинговых платежей выкупной стоимости оборудования, для взыскания которой, по мнению последних, в связи с возвратом предмета лизинга истцу нет правовых оснований.

Суд кассационной инстанции оставил указанное решение без изменения, указав на обоснованность выводов суда, поскольку соглашением сторон договор лизинга расторгнут до истечения срока лизинга, оборудование возвращено лизингополучателю, однако в нарушение принятых по договору обязательств закрытое акционерное общество не внесло лизинговые платежи за весь срок фактического пользования оборудованием.

Возражения ответчиков о том, что условия договора о включении в состав лизинговых платежей затрат лизингодателя на приобретение предмета лизинга и о его последующем переходе в собственность лизингополучателя при условии выплаты всех лизинговых платежей свидетельствуют о внесении лизингополучателем в составе лизинговых платежей выкупной стоимости предмета лизинга, признаны кассационной инстанцией основанными на ошибочном толковании положений закона и условий договора.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 29.10.1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее - Закон о лизинге) под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

По смыслу данной нормы, а также положений п. 5 ст. 15 и ст. 31 Закона о лизинге под выкупной стоимостью предмета лизинга следует понимать его остаточную стоимость с учетом амортизации на момент истечения срока договора. Возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга посредством внесения лизинговых платежей, покрывающих амортизацию предмета лизинга, осуществляется не как платеж за приобретение лизингополучателем предмета лизинга в собственность (оплата выкупной цены), а как плата за пользованием имуществом, которая в этом случае направлена на возмещение издержек лизингодателя.

Условиями заключенного сторонами договора предусмотрена ускоренная амортизация предмета лизинга.

Между тем, ответчиками не представлено доказательств, подтверждающих согласование сторонами и фактическую уплату лизингополучателем денежных средств за пользование имуществом сверх предусмотренного договором размера вознаграждения лизингодателя, его расходов, связанных с приобретением предмета лизинга, в том числе налоговых отчислений и амортизации, то есть доказательств согласования и уплаты выкупной цены.

Таким образом, доводы заявителя о включении в лизинговые платежи выкупной стоимости предмета лизинга, ошибочны.

(По материалам постановления ФАС МО от 07.03.06 № КГ-А40/957-06-П
по делу № А40-3115/05-77-34)

23. Доказательством соблюдения арендодателем установленного положениями ст. 619 Гражданского кодекса РФ претензионного порядка урегулирования спора является почтовое уведомление о получении арендатором предупреждения о необходимости устранения нарушения обязательства в разумный срок или о расторжении договора.

Решением суда первой инстанции удовлетворены исковые требования ДИгМ к организации о досрочном расторжении договора аренды и выселении арендатора из занимаемых помещений. Суд установил, что арендатор существенно нарушал условия договора в части уплаты арендных платежей, в связи с чем арендодатель направил арендатору претензию о необходимости в установленный в ней срок погасить задолженность, а при невыполнении требований в указанный срок предложил расторгнуть договор. При этом суд первой инстанции принял в качестве доказательства соблюдения арендодателем досудебного порядка урегулирования спора почтовую квитанцию о направлении заказного письма в адрес арендатора.

Рассматривая апелляционную жалобу ответчика, апелляционный суд пришел к выводу, что истцом не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора, поскольку арендатор не получил от арендодателя письменного предупреждения о необходимости надлежащего исполнения договора. Представленные истцом копии почтовых квитанций о направлении указанного предупреждения апелляционный суд не принял в качестве надлежащего доказательства соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, поскольку отсутствуют сведения о получении данных почтовых отправлений арендатором. При этом апелляционный суд сослался на разъяснения, данный в п. 30 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанны с арендой».

(По материалам постановления Девятого арбитражного апелляционного суда
по делу № А40-3551/06-11-)

24. Заключение унитарным предприятием соглашения об увеличении цены договора лизинга (финансовой аренды), являющегося крупной сделкой, допускается с согласия собственника имущества предприятия.

Открытое акционерное общество обратилось с иском к государственному унитарному предприятию (должник) и обществу с ограниченной ответственностью (поручитель) о взыскании солидарно задолженности по уплате лизинговых платежей по договору финансовой аренды (лизинга) в редакции дополнительного соглашения и договорной неустойки.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен. При этом судами отклонена ссылка государственного унитарного предприятия на то, что дополнительное соглашение к договору лизинга заключено с нарушением требований закона о совершении крупной сделки.

Постановлением кассационной инстанции указанные судебные акты отменены с передачей дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Возражая по иску государственное унитарное предприятие ссылалось на то, что договор лизинга являлся крупной сделкой, в связи с чем был согласован с собственником имущества предприятия. Поскольку дополнительное соглашение об увеличении размера лизинговых платежей не было согласовано с собственником имущества предприятия, последнее указывало на ничтожность данного соглашения и неправомерность применения его условий при расчете задолженности.

Отклоняя данные возражения, суд первой инстанции сослался на то, что дополнительное соглашение не признано в установленном порядке недействительным.

Апелляционный суд указал на действительность дополнительного соглашения по мотиву достаточности согласования самого договора лизинга.

Указанные выводы признаны судом кассационной инстанции не соответствующими требованиям закона.

Согласно положениям ст. 23 Федерального закона от 14.11.2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее - Закон об унитарных предприятиях) крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более десяти процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда. Решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества унитарного предприятия.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима.

Положения Закона об унитарных предприятиях не устанавливают оспоримость сделки, совершенной в нарушение порядка совершения крупных сделок. Следовательно, такая сделка является ничтожной, то есть, недействительна в силу требований закона и не требует ее признания таковой судом.

В связи с этим не может быть признана правомерной ссылка суда первой инстанции на то, что дополнительное соглашение к договору лизинга не признано недействительным в установленном порядке.

Апелляционным судом установлено, что заключенный сторонами договор лизинга как крупная сделка согласован собственником имущества предприятия.

По смыслу ст. 23 Закона об унитарных предприятиях согласование крупной сделки в силу ее определения законом направлено на согласование цены соответствующего договора.

Собственником имущества предприятия согласие было дано на приобретение предприятием имущества в лизинг по определенной цене.

Дополнительным соглашением к договору стороны изменили обязательство в части размера подлежащих уплате лизинговых платежей, увеличив цену договора.

Поскольку данное соглашение не было согласовано с представителем собственника имущества, то оно в силу ст. 168 ГК РФ является недействительным сделкой как несоответствующее требованиям ст. 23 Закона об унитарных предприятиях. При этом не имеет правового значения, является ли предусмотренное дополнительным соглашением увеличение цены договора само по себе крупной сделкой или нет.

При таких обстоятельствах взыскание задолженности по лизинговым платежам и договорной неустойки, рассчитанных, исходя из размера лизинговых платежей, установленных в дополнительном соглашении к договору лизинга, не может быть признано законным.

Согласно ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Таким образом, размер задолженности государственного унитарного предприятия по лизинговым платежам подлежал установлению с учетом согласованной собственником предприятия цены договора лизинга.

(По материалам постановления ФАС МО от 16.07.07 № КГ-А40/1887-07
по делу № А40-29652/06-11-216)

исп. Богданов Р.В.
тел. 609-56-88